Авторизация

Введите свой e-mail и пароль для быстрого входа
Введите свой e-mail

 
Введите пароль

 
  Забыли пароль?
Уполномоченное агентство TEZ TOUR

Разработаем маршрут любой сложности
по вашему индивидуальному запросу!
 
г. Москва
ул. Лесная, д. 8А
+7 (495) 374 77 88
+7 (495) 607 33 80
Страны

Мексика - страна церквей и соборов!

© Елена Чернышева, 15 декабря 2016 г.
Первая часть рассказа об увлекательном путешествии в Мексику - здесь.

Улыбавшаяся попутчица, любезно пригласившая нас в свой автомобиль, заговорила когда уже достигший Чолулы «жук» притормозил на одном из светофоров.
 
«Я Марта, из итальянской Пескары, -  изрекла она по-английски, - Чолула – сакральное место для меня. Дело в том, что много лет назад, мы с моим мужем работали в Мексике: сначала в Мехико, а потом и в Гвадалахаре. Но самыми красивыми местами этой страны  я всегда считала Пуэблу и ее окрестности, в особенности – Чолулу. Наш сын появился на свет именно в Мехико, но главное для нас католическое таинство – крещение, он принял в Монастыре  Сан-Габриэль».
Она достала фотографию и показала священное для своей семьи место.
 
Я заметила, что терракотовый монастырь на фото имеет поразительное сходство с Собором желтого цвета, который я видела на картинках во время  кропотливой предотъездной работы по изучению мест, которые собираюсь посетить. Увы, название того собора узнать заранее не получилось.
 
«Но, - продолжала Марта, взглянув на часы, - я не уверена, что в этот час Монастырь открыт, поэтому предлагаю такое начало маршрута: это церковь на холме..»
 
«Iglesia de Nuestra Senora de los Remedios!»  – выпалил мой муж, хотя никогда не отличался скоростью реакции, да и испанский не изучал.

Все объяснялось просто – мы начали грезить «волшебными чудесами Чочулы» еще несколько месяцев назад, пребывая в пучине московской непогоды.
 
Эта церковь была построена в середине 70-х годов 16-го столетия на холме, образованном на месте древней Пирамиды народа тольтеков, в переводе с языка древних индейцев она называется «Рукотворная гора».
 
Пирамида по своему объему превышала другие. Да! Она считается самой большой Пирамидой в мире, но она  была засыпана огромным слоем глины, который непосредственно и образовал холм с церковью на вершине.
 
Истории удалось сокрыть в паутине меняющихся времен ответ на вопрос о том, кому же принадлежало авторство закапывания Пирамиды. По мнению большинства местных жителей такой деструктивной «рукотворной» деятельностью отличились жестокие испанские конкистадоры – покорители Нового Света. Правда, нередко грабя индейские города, они чувствовали себя счастливыми и разомлевшими победителями, и навряд ли нашли бы силы для занятий столь изнуряющим трудом. В 1931 году руины  были извлечены (очищены) из-под глины.
 
Машина вырулила к той самой равнинной точке, откуда возможен лишь пеший подъем по лестнице вверх к цели. Мы слегка нахмурились, видя, что небо изрядно посерело. Видимо тучки «пообедали» вместе с нами, набрав в себя множество кубов воды, и теперь готовились их извергнуть на головы пока еще очень счастливых путешественников.


 
Но не случайно на языке древних индейцев город Чолула означает "место, откуда сбегает вода".  Тучки, не успев разрядиться, убежали вдаль, а мы, еще более счастливые, вошли в церковь.


 
Ее вполне современный - неоклассический стиль обусловлен восстановлением церкви, разрушенной землетрясением, в конце 19 века. Пока Марта скромно проследовала к алтарю, мы неспешно насладились внутренним убранством храма, инкрустированного 24-каратным золотом.
 


Выйдя во двор полюбоваться изящным фасадом, мы надолго зависли на смотровой площадке, поворачиваясь в разные стороны. С одной из них простирался городок, где церквей всех форм, цветов и оттенков было не меньше, чем в самой Пуэбле.


 
С другой стороны умиротворенно высился вулкан, укутанный снегом и упиравшийся прямо в нежную синеву небесного свода.


 
На нашей смотровой площадке промелькнула Марта, и мы последовали за ее улыбкой.
 
«Ну вот, - Марта бросила взгляд на часы, - 4 часа дня, теперь Сан Габриэль точно открыт». И усмехнулась: «В в этот час муж и уже взрослый сын всецело поглощены делами их каждодневной итальянской жизни, а потому я буду молиться одна за всех с утроенной энергией».
 
Жук долетел до цели за считанные минуты. Я, глядя на высящуюся перед лобовым стеклом желтую «громадину», с изумлением опознала в нем искомый «Собор».



А муж вопросительно покосился на Марту: «Неужели вы так хорошо раскрасили фотографию в «фотошопе»? Ведь на показанном вами фото, монастырь приобрел не то персиковый, не то терракотовый цвет?»
 
« Я и сама не знала, что его перекрасили, - сконфуженно молвила итальянка, и не потеряв чувства юмора добавила, - возьму ваши электронные координаты и пришлю вам «терракотовую» фотку, для истории всем пригодится.»



Скромно пристроившись за нашей провожатой – «завсегдатайкой» храма, мы оценили великолепие сводчатых арок и выразительных полотен. Монастырский комплекс, сооруженный францисканцами в середине 16-го столетия, состоит из множества часовен.
 
Мы разбрелись по территории, вдохновленные переплетением различных архитектурных стилей внутри единого строения, и умудрились потерять из виду не только молящуюся Марту, но и друг друга. Мужа я нашла во дворе, где он восстанавливал силы под сенью огромного раскидистого дерева.


 
Его взору были предложены на выбор весьма занятные картинки: справа «зубчатый» монастырский забор, поднимавший кверху свои стены задорными копьеобразными стрелочками, а слева – веселый парк тропических деревьев с густыми кронами лилового цвета.


 
Дождавшись нашу новую знакомую- помощницу, мы совершили пешую прогулку на рядом расположенную Площадь Согласия, ибо у каждого городка должна быть своя главная площадь, по которой туристам  обычно не терпится по-хозяйски прогуляться. А у столь красивого городка главная площадь должна быть столь знатной, важной и просторной.
 
Мы с мужем синхронно подняли головы и задирать их нам пришлось почти до неба, ибо приютившаяся на площади ярко-желтая церковь Сан Педро, посвященная апостолу Петру, завораживала воображение своей многоярусной башней с колоколами, кстати, самой большой башней в Чолуле.




 
«Сан-Педро, к слову, тоже перекрасили,  три года назад церковь была оранжевой,»  - с наигранной деловитостью хмыкнула Марта.
 
Пришло время попрощаться с ней и ее шофером. Напоследок добропорядочная мать семейства, запросто запустив два пальца в рот, порадовала молодецким свистом, и свободное  такси вынырнуло к нашим ногам из глухого закоулка.
 
С водителем мы сторговались за 25 песо, чтобы немедленно направиться к жемчужине индейского барокко – церкви Санта Мария Тананцинла.
 
Желание увидеть этот шедевр колониальной архитектуры, достроенный в аутентичном индейском стиле весьма непосредственными  и традиционными местными жителями, превысило все возможные грани ожидания.
 
Мы разговаривали об этом месте за обедами в 20-ти градусный московский мороз, мы предвкушали его посещение и сейчас в такси. Но когда мы попали в этот рукотворный оазис красоты, где столь тесно переплелись католичество и  язычество, то разговаривать, дискутировать, что-то обсуждать - не хотелось. Хотелось только молча и благоговейно созерцать это великолепие под звучавшие в церкви индейские песнопения.
 


Можно было пятнадцать раз увидеть видеосюжет о Тананцинле, но одно пятнадцатиминутное нахождение там перекрывало все, что мы знали об этом месте раньше. Нужно было просто быть там! Внутри храма и напротив его красивейшего фасада! И ощущать в этот предзакатный час то, что ощутили мы!
 


Покидая это место, мы сошлись на том, что ради него одного уже стоило прилететь в Мексику.



Но учитывая, сколько интересного мы уже увидели….. А сколько нас ждало впереди…  

Мы никак не могли упустить возможность посетить другой шедевр «индейского» барокко.
 
Время до заката еще оставалось, и мы рискнули отправиться в церковь Сан-Франциско Акатепек  в местечке Акатепек.



Благо, такси, привезшее нас, скромно дожидалось в сторонке своих пассажиров. Водитель транспортного средства высоко оценил наш выбор. Пристально изучив объект наших мечтаний, он широко  улыбнулся с категоричным «Claro! Solamento trenta pesos» («Конечно, всего лишь тридцать песо») и поднял вверх большой палец.
 
Нас буквально «прорвало» в желании поделиться впечатлениями от увиденного за день, и мы сначала даже не обратили внимания, что водитель такси тоже участвует в беседе.
 
Трудно было определить кто больше преуспел в освоении иностранного языка – мы понемножку нащупали нить в понимании испанского или шофер постепенно заговорил по-русски.
 
Приближение вечера давало о себе знать, и видя как колышатся на ветру деревца и кустарники, мы зрительно предвкушали скорый закатный приход живительной прохлады.



Почти бегом мы «рванули» из машины к церкви под бдительным оком не слишком высоко повисшего в небе солнышка. Давно забыв о планах, об «обязательной программе посещений тех или иных мест» мы просто упивались наслаждением, глядя на бесчисленные изображения, на «талаверу», на многокаратное золото.

Проснувшись на следующий день, мы сошлись во мнении, что нельзя пренебречь выпавшим шансом посетить расположенные поблизости города – Окотлан и Тласкала-де-Хитеконкаль, столицу штата Тласкала.

 
Отказавшись от вчерашних автомобильных удобств, мы, разузнав все на ресепшн отеля, направились прямиком к  ближайшей остановке общественного транспорта в надежде добраться до автобусного терминала Пуэблы на внутригородском автобусе.

С «гео-локационной» задачей мы справились вполне легко. Городок Окотлан стал первым пунктом, где мы собрались прогуляться.




Напротив фиолетовых деревьев Жакаранды (джакаранды) нас – ценителей архитектуры со все возрастающим стажем, поджидал местный собор – Iglesia de Ocotlan.


Расслабленные  часовой прогулкой по улочкам и бульварам, мы, глубоко вздохнув, призвали друг друга приступить к поиску транспортных средств до города Тласкала-де-Хитеконкаль.

Задачка оказалась чуть заковыристей, нежели в Чолуле.  Да и «коллег» из «других поисковых бригад» навстречу попадалось немало. Туристы из Англии сами пребывали в озабоченности, пусть и хладнокровной. Встреченные русскоязычные люди разводили руками в неопределенности, лишь приговаривая: «Мы поехали туда, а приехали сюда».

Но как нельзя кстати оказался опыт вчерашнего общения на закате с таксистом. Мы рискнули обратиться к местным жителям, и получили исчерпывающий ответ. Идти пришлось недалеко, а на остановке с синеватой вывеской нас поджидал автобус, очень напоминающий наши маршрутки.

Столица штата Тласкала переводится с древнего языка индейцев как «место кукурузного хлеба». О хлебе насущном призадумались и мы, ибо подступало время нашей второй мексиканской трапезы.

На этот раз, оккупировав ближайший ресторан, мы первым делом набросились на теплые объемные лепешки. Только потом последовательно заказали суп тортилья – из гремучей смеси куриных остатков, кукурузы, чипсов, репчатого  лука и разных приправ. Вовремя предупредили официанта, чтобы было – «но пиканте» (не остро), иначе повар наверняка добавил бы в блюдо изрядную щепотку чили-перца. Ну и конечно, кровожадные, мы не смогли обойтись без мяса – я чувствовала, что на все время поездки безнадежно пристрастилась к сочной и нежной говядине.

Настало время ознакомиться с культовым местом города – церковью Сан-Хосе.











За прошедшие пару дней мы осмотрели огромное количество католических храмов. Во многие довелось заглянуть. Но это нас нисколько не тяготило однообразием.

Церкви, соборы, несколько монастырей оказались архитектурно-неповторимыми и незабываемыми.

Но и домики манили наши взоры своей непосредственностью, своим колоритом насыщенных цветов, своим причудливым декором на отдельных фасадах. Домики и башенки в Пуэбле и в Тласкале притягивали таившейся в их стенах, балконах и крышах, все той же лучезарной латиноамериканской страстью, что живет и фонтанирует также и в жителях Латинской Америки. 

Но у нас оставался еще один день в Пуэбле, в который мы собирались, не торопясь, ну совсем никуда не торопясь, пройтись по красивейшему из городов, просто наслаждаясь и смакуя удовольствие от увиденного. Отрешиться от «галопа», «топать» направо и налево, может быть забрести в весьма далекий квартал.

У нас еще оставалась весьма и весьма обширная программа дальнейшего путешествия по Мексике – малоизвестный в России город Керетаро со средневековыми католическими миссиями в окрестности; пирамиды Паленке, где нас ждала сильнейшая энергетическая подпитка (и где мы уже были в предыдущий приезд в Мексику), и многое другое. Но  это – уже совсем другая история.
 

Полезная информация:

  • Полноценный обед в ресторане в центре: с супом, с мясом, с напитками – 10-15 долларов на человека.
  • Слегка перекусить можно за 3 доллара – фрукты или местный фаст-фуд типа буррито.
  • Добраться из  Пуэблы до Чолулы стоит порядка 1 доллара на городском автобусе. Ехать около 30 минут без учета пробок. Также и до Окотлана.  Дорога до Тласкалы занимает около часа.
  • На такси цены варьируются от 3 до 10 долларов в зависимости от расстояния и ваших договоренностей. Надо договариваться перед посадкой, поскольку таксометр водители не включают, по крайней мере, для туристов.
  • Входы во все церкви, соборы, монастыри бесплатны.
  • Приемлемый отель в Пуэбле в зависимости от ваших запросов и своего расположения обойдется от 30 долларов за ночь.   


Автор текста и фото: Елена Чернышева (статья подготовлена для сайта "Бутик Путешествий")